среда, 28 апреля 2021 г.

Материковые велопутешествия (велосипедизм 433)

Материковые велосипедные путешествия - по-существу очень сложные дальние путешествия в пределах одного из существующих материков Земли. И это путешествие ненамного проще, чем кругосветное, разве что не такое глобальное.

На сегодняшний день таких материков (континентов) географы насчитывают шесть Перечислим их в алфавитном порядке: Австралия, Антарктида, Африка, Евразия, Северная Америка, Южная Америка. И тот, кто хоть раз совершил дальнее многодневное велопутешествие, признает, что эти материки могут оказаться не по зубам, даже если взять самый малый континент - Австралию. На любом из них можно попасть в экстремальную ситуацию, несовместимую с жизнью. Но этим-то и притягивают в себе дальние материковые путешествия, после которых человек возвращается к обыденной повседневной жизни совершенно другим, и у него появляется щемящее чувство тоски по бесконечным просторам, преодолённых на педалях.


Любой из перечисленных материков требует своей специальной подготовки, как организма, снаряжения, так и велосипеда. И каждый из материков может преодолеваться с совершенно разными целями. Навскидку можно назвать следующие:

1. Посещение всех четырёх крайних точек (северной, южной, западной и восточной).
2. Путешествие вдоль всего доступного побережья.
3. Преодоление самого дальнего маршрута (самого дальнего расстояния между противоположными точками).
4. Объехать все страны материка (если вы по природе коллекционер).
5. Самый горный материковый маршрут (возможно, с восхождение на максимально доступную вершину).
6. Вдоль величайшей реки (рек) материка.
7. Супер-экстремальный материковый маршрут (экстремальный класс физической трудности).

Понятно, что в одном велопутешествии можно скомбинировать несколько целей. Но при этом на первом месте должна стоять безопасность от "человеческого общества". Если винтовка поможет обезопасить себя от диких дверей, то от человека с оружием... Поэтому можно сразу сказать, что наиболее опасные для велопутешествий являются Африка и некоторые регионы материковой и островной Азии. Путешествовать здесь в одиночку можно, но никаких гарантий, что вы останетесь живыми и вернётесь домой. Таково наше время первой половины XXI века. А в остальном... всё хорошо, прекрасная маркиза...


Смешно? Увлекательно? Экстрим? Да, конечно, пока не попадёшь в руки обкуренных убийц. А они бродят... У меня имеется печальный опыт исчезновения друга-велопутешественника. Никто не ищет, да и где? Вас спасёт мобильная связь? Не будьте детьми... Мобильник не дадут достать. У вас связи в ГРУ, ФСБ или ЦРУ? Запихните эти связи в одно место.

Австралия. Пожалуй, самый доступный вариант материкового веломаршрута. Но проблема в удалённости от Европы или Америки. Здесь главная опасность - великие пустыни, отсутствие источников вод и обезвоживание. Есть, конечно, любители жаркой пустынной экзотики, но о вкусах не спорят. Можно сказать, что это очень оригинальный материк. Попробуйте прокатиться за несколько месяцев. Там уже побывало множество велопутешественников, в том числе и совершавших кругосветные путешествия. Впрочем, как вам такая картинка, всего чуть более 100 лет назад:

Антарктида. Умопомрачительная красота, но есть ли у вас велик-вездеход, одежда для температуры - 60° и вообще всё для супер-экстрима? Хорошо, там нет диких зверей, но там убивает сама жестокая природа сверхнизких температур, жутких трещит в ледяном панцыре материка и вероятная невозможность до вас добраться и спасти. Антарктида - исключительно для СУПЕР-опытных велопутешественников. Сначала прокатитесь по северу России, Канады или по Гренландии.


Африка. Не ходите дети в Африку гулять. И правильно сделаете, если откажитесь от этой сумасбродной идеи. После завершения круиза по этому материку возможно, что у вас вообще исчезнет интерес заниматься путешествиями без воинского сопровождения, например, ЧВК Вагнера. Там хватает своих "пиратов" не только на побережье. А вообще же материк красив и разнообразен: гигантские, дышащие зловонием, болота долины многоводного Конго, бескрайние выжженые (до растрескивания скал) пространства Сахары, непроходимые вообще (главное слово - вообще) джунгли экватора, водопад Виктория, мыс Доброй Нажежды (представьте себе - надежда вернуться имеется!), вершина Килиманджаро и гигантский литосферный разлом с великолепными озёрами Восточной Африки. Когда-то мой знакомый немецкий кругосветный велопутешественник, чудом оставшийся жить, зарёкся видетьАфрику и перебрался на постоянное место жительства в Австралию. Уж он-то узнал суть... Впрочем, возможно, что именно всё это и заинтересует велопутешественников-отморозков. Можно, конечно, и по асфальту, но это совсем не та Африка, ради которой можно не спать и мечтать.


Евразия. Ну, это вообще дом родной. Куда ни кинь - везде Евразия. Вспомним выражение: Европа от Лиссабона до Владивостока. Это о том, как европецы продвигают на восток свой небольшой апендикс Азии. В общем, тут всё уже изъезжено вдоль и поперёк. Сначала в СССР, а теперь везде. Здесь есть ВСЁ. Особенно в России: Арктическое побережье (зимой - малая Антарктида), тайга Сибири и Дальнего Востока, вулканы Камчатки. А за пределами границ Святая Земля, Тибет и Гималаи, нагорье Декан, неповторимая Юго-Восточная Азия да и много чего ещё. А вот сама букашка Европа интересна разве что Альпами. Короче, если и ехать в материковый маршрут - первейшее дело - Евразия.


Cеверная Америка. На Евразию она, конечно не тянет, но вот Аляска и северная Канада могут считаться приоритетными для посещения велопутешественниками. США и Мексика с более южными странами уже не так интересны, разве что проехать от океана до океана.


Южная Америка. Великолепное место для сверхдальних материковых велопутешествий, причём в особенности её западная часть с Кордильерами (Андами), высочайшими плато и Патагонией. Это настоящая изюминка планеты, куда добраться и поколесить - одно наслаждение. Короче - мечта поэта, а настоящие велопутешествееники - всегда поэтические натуры, для которых километры и часы - совсем не главное.


В качестве итога: проездив годика четыре, а то и пять по местным маршрутам, стоит отправиться в манящую даль, она того стоит. Но со всеми необходимыми предосторожностями и серьёзным опытом небольших, но сложных велопоходов. С Богом!


Фото цветов: Алла Дудане, Лангенфельд-на-Рейне, апрель, 2021 ©
Текст: Алексей Потупин, 28 апреля 2021, Дюссельдорф-Бенрат.

Портал ПАЛОМНИК

воскресенье, 11 апреля 2021 г.

Велосипедизм 432: 11 апреля 2021

Здесь все достойные велосипедные новости последнего времени:

Велопутешествия:

* Путешествия в пандемию: На велосипеде из Сан-Франциско в Лос-Анджелес.

Велодорожки:

* Велодорожка и «рыбацкая» зона появятся на Юбилейном бульваре в Нижнем Новгороде.
* Сегодня открыли велосипедную дорожку под Энгельсом.
* Школа "Колёс": остановка на велополосе или возле неё.

Велосипедный прокат:

* Во Владимире открылся велошеринг с кикшерингом.
* Места для станций велопроката определит голосование.

Уничтожить мразь веловоровства:

* Противоугонный велосипедный замок ожидается осенью.
* В Казани задержан угонщик велосипеда.
* В г. Нерехта полицейские раскрыли кражу велосипеда.
* "Береги велосипед": белогорцам напоминают не оставлять свое имущество без присмотра.
* Омич за неделю украл из одного подъезда 4 велосипеда.

Разное:

* В Харькове намерены возродить велосипедный завод.
* Полезно знать: новшества, которые ждут велосипедистов в Риге.
* В Туркменистане Всемирный день здоровья отпраздновали массовым велопробегом.
* Берлинские полицейские пересаживаются на велосипеды.
* Apple "показала" AirTags, а мы и не заметили.
* В Уфе День 1000 велосипедистов пройдет 23 мая.
* Как выбрать велосипед? Что такое гравел и почему он такой классный.
* Первая выставка "Велокульт 2021".
* Поехали! В Минске открыли велосезон.
Алексей Потупин,: 11 апреля 2021 года.
Портал ПАЛОМНИК.
До завтра!

среда, 3 марта 2021 г.

Велосипедизм 430: Павел Конюхов: МЫ ШЛИ РЯДОМ СО СМЕРТЬЮ. Глава 14: МЕТЕЛЬ В ТУНДРЕ


8 апреля. Температура - 33°.

Ветер северный, сильный. Всё же решили идти. Собираемся не спеша, надеясь, что немного поутихнет. Думаем поначалу добраться до геофизиков, а там посмотрим по обстоятельствам. До них километров пятнадцать-восемнадцать. Сидеть же дольше мы уже не можем. К тому же, у Сергея поджимает время отпуска, он беспокоится, что мы не укладываемся в срок.

Ещё нас подгоняет наступающая весна. Температура держится низкая, но мы понимаем, что это не надолго. Сейчас уже градусник показывает -8°, -10°. Хоть мы и натерпелись холода, но понимаем, что с таянием снега нас ожидают ещё большие трудности.

Выходим в восемь тридцать утра. Первые четыре километра преодолели сравнительно быстро. Шли по утрамбованному снегу и, хотя ветер не стих, дорога оказалась не трудной. Затем лагуна закончилась, и мы вышли на берег. Пошли по снегу в направлении маяка. Наст опять непрочный, и до двенадцати дня мы сильно вымотались, постоянно проваливаясь и выбираясь из снежных ям. Но, тем не менее, не ожидали, что так быстро доберёмся до геофизиков. Сделали у них короткую остановку, попили чаю, пораспросили о пути на восток. Ближайшая изба находится от них в тридцати пяти километрах. Когда-то на том месте существовал небольшой, но знаменитый в сталинские времена лагерь - "Дальстрой". Он являлся перевалочным пунктом для всех заключённых, попадающих в эти края пароходами. Отсюда их рассылали по другим лагерям. В настоящее время от него остался ряд разрушенных строений, но с одной избушкой, годной для ночлега.

Изучая карту, мы узнали о существовании зимовья, расположенного значительно ближе "Дальстроя". У лётчиков она отмечена как "изба Пипика". Хозяева объяснили нам, что такая изба действительно стояла. Построил её охотник Пипик. Однажды он отправился в посёлок Мыс Шмидта, а там, нагулявшись и выпив изрядное количество водки, решил, на ночь глядя, вернуться к себе домой. Недалеко от родного порога его "Буран" попал в трещину и застрял. Бедняга в хмельном угаре не понял, что с ним случилось, и замёрз.

Изба осталась, и через какое-то время в ней поселился другой охотник, уже вместе с женой. Но опять не надолго. Так же напившись, в один из зимних дней муж и жена мертвецки уснули. то ли от трубки, то ли от печки, огонь спалил всё дотла. Теперь на месте "избы Пипика" - только обуглившиеся остатки.

Подобные трагедии на Севере - не редкость. И на девяносто процентов виновато спиртное. Давно уже пора в этих краях объявить СОС и спасать людей от водки. Нужны какие-то срочные и очень серьёзные меры. Учёные, да и многие из знающих бьют тревогу по поводу вымирания малочисленных народов. Но все их старания, к сожалению, остаются на бумаге. Нужны практические меры нашего правительства и местного руководства. К тому же, все ограничения по продаже спиртного на Севере малодейственны. Водка, спирт, одеколон завозятся сюда огромными партиями и используются как единственная валюта за любую услугу. И коренное население ничего не делает без оплаты "огненной водой". Приезжие, поставившие себя в порочный круг, оказались в большой зависимости. При этом совесть усыпает… Добрый и порядочный чукча или эскимос теперь может вначале всё продать за бутылку водки, а, протрезвев, всё забрать назад, ссылаясь при этом на шовинизм своих "друзей", ввязываясь в бесконечные склоки и обвиняя всех, порой наивно попавшихся на его удочку.

Зная, что творится сейчас по всему Северу, стараемся быть независимыми от местных жителей, от всяческой помощи в различных ситуациях. Водку везём на крайний случай, да и в малом количестве…

После обеда метель утихла, но позёмка метёт постоянно. Мы бредём и бредём вперёд. Ещё будучи у геофизиков, решили, что постараемся дойти до избы "Дальстроя" за восемь-десять часов. Всё-таки мы много времени потеряли, отсиживаясь в метель. Нам часто приходится ночевать посреди тундры, незащищёнными от ночного холода, диких зверей и других опасностей, и если есть возможность провести ночлег в избе, то приходится выкладывать все силы.

Рисунок В. И. Конюховой к этой главе книги.

Солнце сегодня как-то поспешно скрылось за туманным горизонтом. На небе появилась луна. Ветер опять усилился. Начинается метель, но край неба ещё виден. Сергей идёт впереди, без остановок, стремясь вглубь тёмного пространства.

И тут вдруг что-то перевернулось во мне. Вдруг я увидел всех нас как бы со стороны. Вижу, как мы бредём по высокому крутому берегу, слева от которого зияет безбрежное море, как над нами открывается ещё больший, неизмеримый купол звёздного неба, а ниже группа, такая маленькая, потерялась на поверхности тундры, и представляет мелкие чёрные точки. В то же время от точки Сергея веет какой-то необыкновенной силой, он кажется намного крупнее и величественнее… Картины проносятся передо мной. И я жалею, что не владею талантом, чтобы запечатлеть на полотне увиденное; не композитор, чтобы поведать другим необыкновенные мелодии, рождённые бушующим пространством тундры…

И мне показалось, что впереди у человечества должны быть открытия какого-то другого, нового вида искусства, могущего передать увиденное и пережитое, такое несоизмеримое, вмещающее в себя ощущения встреч с космическим пространством…

Не помню, сколько ещё часов мы шли в этой ночи. Знаю только, что ни порывы ураганного ветра, ни другие неприятности не могли поколебать моего радостного ощущения родства со всем окружающим…

Неожиданно впереди засветился огонь. Это подавал сигнал маяк, установленный в районе "Дальстроя". Вскоре обнаружили ещё один огонёк, посылающий поток лучей к нам. Оказалось, среди построек застыл трактор с включенной фарой. Мы заглянули в кабину. В ней спал водитель. Пожалев уставшего человека, не стали его будить, а начали искать пригодную для ночлега избу.

Как всегда, Миша первый обнаружил домик с торчащей трубой. Мы попытались найти вход в него, но со всех сторон натыкались на большие сугробы снега. Долго бродили вокруг, попадали в какие-то помещения, но они тоже были забиты снегом. Но мы были уверены, что где-то есть уголок, пригодный для нас.

Сергей попал в какую-то кладовку и нашёл там дверь. Уже общими усилиями открыв её, мы вдруг оказались в просторном помещении. Я зажёг свечу - перед нами была комната с печкой и кучей угля возле неё и тремя кроватями. Ну, всё правильно. Часы показывали двадцать четыре часа тридцать минут. Несмотря на час, растопили печь, нагрели помещение, сварили ужин.

10 апреля. Температура утром -23°, днём -17°.

Сегодня первым проснулся Сергей. Разбудил нас и сообщил, что ветра не слышно, нужно спешить со сборами и отправляться в путь. В семь тридцать вышли на маршрут.

Вначале наст был твёрдый, шли быстро. Через полчаса ходьбы обнаружили три заметенные снегом могилы. Надписи на столбиках гласили, что все, лежащие здесь, погибли во время шторма при входе в лагуну. Одна могила относилась к 1939 году, две других - к 1941-му.

Через семь километров дошли до заброшенной погранзаставы. Сразу увидели, что незадолго до нашего прихода здесь побывал белый медведь. Возможно, мы его спугнули. Следы совсем свежие. Зверь тут похозяйничал от души - всё вокруг разрушено, разломано, разбросано.

Долго не стали задерживаться на этом месте. Передохнули несколько минут и пошли дальше. Направление взяли через пролив. Идти тяжело, проваливаемся в снег по колено. Километра через три Миша не выдержал и, оставив велосипед внизу, стал подниматься на берег. Вернувшись, он предложил всем пойти поверху. Я было засомневался - отсюда видны были метёлки прошлогодней травы: в таких местах наста как такового нет, а снег сухой и сыпучий. Однако Миша убедил нас в том, что дальше от моря снег плотный, и идти будет легче. Согласившись, поднялись на берег. Около часа барахтались в снегу, обещанного наста так и не нашли, вымотались вконец. Не выдержав, я свернул влево, обрыв к морю был высокий, но пологий, и я попробовал идти по нему. Неудобно, но всё-таки лучше. Махнул рукой ребятам, позвал идти за мною. Затем обрыв закончился, и мы вышли на снежную равнину. Думали, что продолжаем идти по тундре, как вдруг неожиданно натолкнулись на лодку. Она вмёрзла в лёд днищем, однако была в хорошем состоянии. Мы выгребли из неё снег, почистили и утрамбовали место вокруг. Вдруг кто-нибудь, следуя по нашим следам, наткнётся на находку.

В четырнадцать тридцать встретили двух охотников на "Буранах". Начиналась метель, и они спешили добраться до дома засветло. Сказали нам, что в тридцати километрах отсюда находится маяк, а там, в трёх километрах от него, стоит избушка. Мы сообщили им про лодку.

Через час после встречи ветер уже шёл по тундре во всю мощь. Опять мы попали в метель, и пять же, услышав о надёжном ночлеге, будем стремиться к нему изо всех сил. Если будем двигаться со скоростью три-пять километров в час, то, возможно, и достигнем цели сегодня вечером.

Хорошо, что ветер дует в спину, и наст твёрдый. Видимости почти никакой, но мы быстро продвигаемся вперёд. Не идём, а почти бежим, в шумном потоке ветра со снегом. Стараемся держаться рядом друг возле друга, и изо всех сил удерживаем возле себя велосипеды с тяжёлым грузом. Ветер, ударяя о них, так и старается вырвать, крутит, разворачивает в разные стороны. Вскоре попросил остановку Сергей. У него короткий анарак, и при таком ветре начала сильно мёрзнуть спина. Мы с Мишей подержали его велосипед, защищая его самого, насколько это было возможно. Он переоделся, и гонка по снежной тундре продолжилась. Бежали так, пока не уткнулись в высокий берег. Вышли к морю. Здесь снег глубокий, путь тяжёлый, но другого нет.

В семь часов снова начался хороший наст. Опять ветер гонит нас по поверхности тундры. Наверное, смешно наблюдать за нами со стороны, но нам некогда было остановиться и перевести дыхание. Легче было двигаться. Ветер подталкивал в спину, задувал в лицо. Казалось, он и не был таким уж сильным, но стоило остановиться, как тяжёлый шквал обрушивался на тебя, стараясь опрокинуть на землю. Вспоминаю Глеба Травина. Как он один справлялся в такие минуты? Гонка по тундре уже сказывается, вижу, что ребята ослабели, но остановиться и зарыться в снег нам невозможно — ведь впереди где-то стоит зимовье… Задыхаемся и бежим дальше. В эти минуты мы без слов понимаем друг друга. Интуиция обостряется как у стаи зверей, спаянных инстинктом самосохранения. Не знаю, сколько часов мы двигались в таком темпе, пока не почувствовали под ногами траву и не поняли, что начался подъём. Приближаюсь к Мише, кричу ему, чтобы он смотрел в оба. У него лучше зрение и высокий рост.

Интуиция и на этот раз не подвела. Через несколько минут Миша заметил свет маяка. Мы продолжили путь в направлении, которое показал Миша. Вскоре в потоках снега увидели вспышки огня. Бежим, уже растянувшись в шеренгу, — теперь нужно найти избушку.

Неожиданно, к звукам бушующей тундры, свиста ветра примешивается другой. Низкий, тоскливый вой, который поднимается к более высоким нотам, подхватывается другими, такими же унылыми завываниями. Однообразные эти голоса вдруг обрываются. Затем всё начинается вновь. Наша шеренга мгновенно сплотилась, а Миша, бежавший до того в середине, сразу перешёл в замыкающие. Вой этот принадлежал волкам, а эти звери нападают обычно сзади, на слабую, отставшую жертву. В минуты опасности Миша первым приготовился встречать удар на себя.

К счастью, вскоре мы наткнулись на избу. В двадцать два часа мы уже сидели в тишине, под крышей маленького деревянного убежища. В нём холодно, но спокойно. До часу ночи мы топили печку тем, что нашли возле избушки, по углам и под снегом. Смогли натопить до + 1°, а затем плюнули за бесполезные хлопоты, достали спальники и, завернувшись поплотнее, постарались заснуть.

Предыдущая глава: Крючкина знает весь Север.
Следующая глава: Подозрение в убийстве.

Выставлено: Алексей Потупин, 5 марта 2021 года.
Портал ПАЛОМНИК

вторник, 3 ноября 2020 г.

Велосипедизм 429: Павел Конюхов: МЫ ШЛИ РЯДОМ СО СМЕРТЬЮ. Глава 13: КРЮЧКИНА ЗНАЕТ ВЕСЬ СЕВЕР


6 апреля. Температура утром – 13°, днём – 8°.

Идём по "Косе двух пилотов". Несколько десятилетий назад на этом месте разбился американский самолёт. Погибли двое лётчиков. С тех пор это место отражает в своём названии произошедшую трагедию. Об этом случае я не смог узнать никаких подробностей у местных жителей. Надеюсь по окончании экспедиции откопать что-нибудь в старых газетах или книгах*.

Идти тяжело, по колено проваливаемся в снег. Ветер дует в спину. С каждым днём мне всё труднее вытаскивать велосипед вместе с рюкзаком из сугробов сырого снега. Всё сильнее болит потянутая мышца на спине. Миша при осмотре предупредил, что может быть разрыв мышцы. Такого осложнения я не хочу, и потому изворачиваюсь с велосипедом как могу, чтобы только не напрягать больное место.

Часа через два нервы наши не выдержали, и мы перешли на лёд. Здесь также идти нелегко, но мы уже не первый раз замечаем одну особенность – на море мы чувствуем себя лучше, настроение повышается, ощущается какой-то прилив бодрости, душевного подъёма.

Солнце, как сквозь какую-то пелену, неярко заливает пространство ледяной пустыни. И вдруг – стоп. Механически переставляя ноги, я понял, что где-то "нахватался зайчиков", и плохо вижу. Получил солнечный ожог глаз? В этих краях зимой легко приходит это заболевание. Но со мной происходит что-то не то: ставлю ногу на снег и чувствую, что не достигаю поверхности, проваливаюсь дальше в яму. И тут же спотыкаюсь о близкий выступ, который тоже не заметил. Ощущение такое, что глаза обманывают, ноги не чувствуют поверхность. Неожиданно полетел вниз... Упал вместе с велосипедом и рюкзаком, очень неловко, не успев среагировать. Сразу увидел над собой испуганное лицо Сергея. Трещина оказалась не очень глубокой, Серёжа подал мне руку, помог выбраться. Спина мгновенно вспотела от испуга. Ведь на этом месте могла быть трещина на десятки метров вниз. И что самое страшное, я постоянно смотрел себе под ноги. Нелепое ощущение обмана лишало уверенности. Подошёл Миша, вместе обсудили происходящее. Ребята чувствовали то же самое. Оказалось, что близко над поверхностью повисла плотная белая мгла. Слой её очень тонкий. Смотря вдаль, мы видим как бы хорошо до самого горизонта, но этот же слой скрадывает путь под ногами.

Идём тесной группой, низко наклонив головы и ощупыввая ногами каждый предстоящий шаг.

В это время очень низко над нами пролетели два самолёта. Миша показал рукой вверх и обратился ко мне: "Может, твой знакомый там?" Я тоже подумал о своём старом знакомом – Владлене Крючкине.

Перед выходом из Мыса Шмидта мы услышали в редакции местной газеты сообщение, что на днях в этот посёлок должен прибыть Владлен Крючкин. Он со своей командой решил отправиться на собачьих упряжках через пролив Лонга.

Из-за нашего напряжённого расписания мы не могли позволить себе задержаться, чтобы встретиться со своим собратом-путешественником, моим старым другом. Познакомился я с Владленом во время первого этапа нашей экспедиции по Северу. По командировке от журнала "Вокруг света" Владлен Крючкин снимал о нас фильм. С первых дней мы подружились. До сих пор не перестаю восхищаться мужеством этого человека и его верной любви к Арктике. Несколько лет назад Владлен в альпинистском переходе получил тяжёлую травму позвоночника, Врачи смогли поставить его на ноги, но передвигается он очень медленно. И вот после такой катастрофы он продолжает путешествовать без всяких скидок на инвалидность. Владлена Крючкина знает всё побережье Северного Ледовитого океана.

Когда я отправлялся с ним в экспедицию, представлял: поход наш превратится в оказание помощи инвалиду-кинооператору. Какой же тогда получится фильм и каким будет наш путь? Сказал об этом Владлену. Тот, невозмутимо покуривая трубку, ответил, в каких сложных экспедициях он уже участвовал после этой травмы, и о том, как снимал фильм о подводном мире Ледовитого океана.

Наше знакомство продолжилось, и, хотя на совместном этапе с кинооператором было немало хлопот, это были, к счастью, совсем другие, вызванные творчеством, хлопоты. Владлен оказался фанатиком своего дела и требовал от нас стопроцентного понимания. Я люблю таких людей и, несмотря на разницу лет, мы хорошо понимаем друг друга, и остаёмся друзьями уже десяток лет.

Почти в каждом посёлке ощущаю его присутствие. Ведь Владлен Крючкин участвовал во многих отечественных и международных экспедициях на собачьих упряжках, готовился покорить Северный полюс, осуществил сложные экспедиции по арктическому побережью, В этих краях кто-то с восторгом говорит о нём, кто-то его ругает, кто-то ждёт для совместного путешествия, кто-то готовит собак для него и выполняет другие поручения. То, что отношение к нему на Севере самое разное, совсем не смущает меня, иначе и быть не может, ясно одно, что Крючкин и Север составляют единое целое, и мне всегда приятно услышать о нём, узнать о новых маршрутах, помечтать о встрече. Вот и сейчас, смотря вслед удаляющемуся самолёту, я почти уверен, что мой друг находится там, и надеюсь, что он смог разглядеть три тёмные точки на снегу – он также в курсе моиз намерений, знает наше местонахождение.

В шестнадцать часов мы дошли до избы. Вернее, до двух, но одна почти полностью была завалена снегом. У второй стояли два военных тягача, которые пытались вытащить из снега третий. Оказывается, солдаты с последней машины просидели в этом домике трое суток, ожидая помощь. Сейчас как раз помощь подошла, и военные выезжали в свою часть. Внутри избушки было тепло и, отогревшись, мы решили остаться здесь ночевать, на последних километрах ветер всё усиливался, и рисковать ради двух лишних часов хода мы не стали.

Мы не знали тогда, что просидим в домике ещё двое суток. К ночи поднялась такая метель, что нам казалось, что наша "старушка" не устоит под напором урагана. Ветер не утихал ни днём ни ночью. На маршрут выйти было невозможно, и мы благодарили Бога на наше убежище.

Военные нам рассказали, что в нескольких километрах стоит маяк. Рядом с ним живут геофизики. В последнюю ночь своего пребывания в избушке мы видели его огонь. Приятно, когда узнаёшь, что впереди находятся люди.

Вынужденная остановка пришлась кстати – велосипеды и снаряжение требовали ремонта. Конечно, отсыпались и набирались сил для дальнейшего пути.

_____________________________

* Это случилось в апреле 1929 года. Родоначальник авиации на Аляске полковник Бен Эйельсон по праву считался одним из опытнейших пилотов Америки. Ещё в 1924 году он перевёз по воздуху первую почту из Фэрбенкса в Мак-Грац, триста миль пролетев над Аляской за три часа. С этого времени воздушное сообщение в этих местах стало постоянным. В марте 1927 года он совершил полёт вместе с другим полярным асом Вилкинсом с мыса Барроу на северо-запад. Неожиданная поломка заставила их сесть на лёд восточнее острова Врангель. Одно из открытий этого рейса – измерение глубин Северного Ледовитого океана и определение точки одного из самых глубоких мест океана в 5440 метров.

В апреле 1928 года отважная пара совершила перелёт с мыса Барроу до Шпицбергена.

Эти полёты для Бена Эйельсона были как бы подготовкой к воплощению давней мечты – совершить беспересадочный полёт на свою родину – Норвегию – через Сибирь и Архангельск. И он искал любые возможности, чтобы изучить трассу. Бедствия двух судов в 1929 году – "Ставрополя" и "Нанук", затянутых ледяным дрейфом к мысу Северному, как никогда сблизило полярных лётчиков США и СССР. Наши авиаторы Слепнёв, Фарих, Голышев встречали здесь в Дорбанди, и Эйельсона, и Борланда, Тогда, после работы на берегу океана, они вылетели на Аляску и сделали посадку в Номе. Однако после второго вылета к мысу Северному Эйельсон и Борланд не вернулись, они внезапно исчезли. Делом чести для друзей стал розыск погибших, в нём участвовали сотни людей. Останки были найдены вместе с разбившимся самолётом.

В сентябре 1929 года командир самолёта "Страна Советов" С.А. Шестаков вместе с М. Слепнёвым передал тела погибших лётчиков в Сиэтле старшему командиру Ионгу. Об этой гибели и напоминает название "Коса двух пилотов" - Прим. ред.

Предыдущая глава: Майор Кротов.
Следующая глава: Метель в тундре.



12 НОВОСТЕЙ ВЕЛОСИПЕДИЗМА ПРОШЕДШЕЙ НЕДЕЛИ:

* Егор Ковальчук уже в Бурятии.
* Вело-Брянск закрылся.
* Украинская Вело-Пандемия.
* Проект Вело-Россия — итоги сезона.
* Вело-Москва ласково поприветствовала Вело-Петербург.
* Белгородская Вело-Малина.
* Люди Вело-Безнеса.
* В Краснодаре запланированы Вело-Зоны.
* Вело-Кочки Юрьева-Польского.
* Вело-Революция: Череповец.
* Русский Вело-Виртуозизм.
* Велик на фрезерном станке.

Портал ПАЛОМНИК
Алексей Потупин, чтец, географ и вечный странник, 3 ноября 2020.
До следующей встречи!


вторник, 20 октября 2020 г.

Велосипедизм 428: Павел Конюхов: МЫ ШЛИ РЯДОМ СО СМЕРТЬЮ. Глава 12: МАЙОР КРОТОВ


4 апреля. Температура - 20°.

Вчера прибыли в посёлок Мыс Шмидта. Добирались тяжело. Во второй половине пути нас застала метель. С утра был сильный встречный ветер, а потом разыгралась такая пурга, что последние 20 километров перед посёлком мы преодолели за восемь часов.

На пути к посёлку у нас произошла очень интересная встреча. В метель нашу группу обогнала машина. Обойдя велосипедный караван, "газик" резко затормозил и из него вышли двое военных. "Майор Кротов", - представился старший из них. Мы назвались, объяснили, откуда двигаемся. Тут майор неожиданно рассмеялся. "Представляете, - говорит он нам, - а я увидел красный крест и подумал, что встретил какую-то группу из-за рубежа. И вид ваш, и транспорт уж больно необычны для этих мест". Смеясь, он продолжал: "Мы как вас заметили, да пока обгоняли, я в голове все слова иностранные перебрал, хотел обратиться к вам на английском". Оказывается, майор на Север попал сразу после Афганистана. А красный крест, пришитый на Мишиной куртке, вызвал у него ассоциацию с медицинской иностранной миссией. Не задерживая нас долго под порывами ураганного ветра, майон сказал: "Кака только прибудете в посёлок, найдите общежитие и скажите, что вы от майора Кротова. Я распоряжусь, чтобы вас там определили и позаботились соответствующим образом". Мы попрощались, и через минуту машина уже скрылась в снежной метели.

Идёт уже второй месяц весны, за это время воздух "потеплел" на двадцать градусов, но мы этого не чувствуем.

Как бы ни были тяжелы последние километры до Мыса Шмидта, мы их преодолели.

Первое, что нам бросилось в глаза - это четыре жёлтых комбинезона, в которые были одеты ребята, следующие автостопом. Сейчас они стояли у трассы, поджидая попутных машин. После нашей встречи в Певеке прошло достаточно времени, и я думал, что их группа давно уже на другом континенте. Сейчас же вид их был ужасен: чёрные коросты на лицах, расплывшиеся, повисшие сине-красные бульбы носов, потрескавшиеся губы, - всё это говорило о слишком тяжёлых испытаниях холодом. Мы поздоровались, поделились впечатлениями о пути от Певека до Мыса Шмидта. Оказывается, они надолго задержались в ожидании попутных машин в той самой яранге, в которой останавливались и мы. Промучившись в этот неуютном убежище, ребята сели и поехали первым попавшимся транспортом. Им оказался вездеход того же типа, на котором мы катались к стойбищу чукчей. И место для них нашлось только наверху этой машины. Не один час пролежали ребята на ледяном брезенте, уцепившись закоченевшими руками за металлические выступы под резким, обжигающим ветром. У меня до сих пор мурашки идут по спине от их рассказа.

Пожелав мужественной команде счастливого пути, мы отправились на поиски общежития. Искать пришлось недолго, первый же житель показал нам, куда идти. Наконец, мы добрались до общежития и вскоре оказались в атмосфере блаженства тишины и уютного тепла.

Дежурный офицер спросил, сколько времени потребуется нам, чтобы помыться и прийти в столовую. Не заставив долго ждать себя, через несколько минут следуем за гостеприимным хозяином.

Войдя в помещение столовой, поняли, что попали как раз на ужин. По лицам присутствующих сразу поняли, что зрелище мы представляли впечатляющее. Широкие анораки, разномастная обувь, чёрные кожаные шапки, обшитые собачьим мехом, заросшие лица, коросты на них никак не вписывались в окружение гладко выбритых подбородков и коротких стрижек.

Сегодня у нас - цивилизованный ужин. С утра побывали на почте. Это первый пункт, который мы указали для писем своим родным и знакомым. Я получил письма от жены, а также одно - от Юрия Козиятко, корреспондента газеты "Боевая Вахта". В его письме сообщалось, что ко времени нашего финиша редакция газеты отправит в посёлок Уэлен четыре тысячи рублей, в помощь на обратную дорогу. Это было приятным сообщением. Тут я подумал, что в этом году наше путешествие проходит как-то тихо, по-обыденному. В другие годы здесь была бы куча телеграмм, а в посёлках были бы организованы пышные встречи, произнесены торжественные речи. Однако такая перемена мне больше по душе. Ни к чему надуманная шумиха. Раньше для осуществления такой экспедиции необходимо было запасаться различными разрешениями, сопроводительными письмами от общественных организаций (чем больше, тем лучше), и другими бумагами. А сейчас спонсорской помощи и собственного желания оказалось достаточно. При встречах рассказываем о Глебе Травине и своём путешествии простым людям - шофёрам, оленеводам, старателям, хозяевам гостеприимных домов, то есть всем тем, кому действительно интересно, и кто спрашивает нас об этом. И после не надо отчитываться ни устно, ни письменно перед равнодушными, в основном, людьми, идти на заорганизованные встречи, оправдываться в излишних расходах. Финиша ждут только близкие тебе люди, друзья, ребята из газет.

Конечно, в чём-то прошлые этапы давались легче, несправедливо забыть о помощи и поддержке, которую я получал тогда. С большой благодарностью вспоминаю азартных, деловых ребят из Находкинского горкома комсомола. Как бы мы ни смотрели на то время, но мы жили в нём дружно. Люди остаются людьми вне зависимости от времени. И я обязан им за удачное преодоление двух первых этапов, несмотря на досадные мелочи.

И всё же сейчас, когда я сам добивался осуществления экспедиции, искал спонсоров, снаряжение, велосипеды, я понял, насколько легче работать в сегодняшней обстановке и чувствовать себя независимым от прихотей различных руководителей.

К обеду нас позвали в солдатскую столовую. После небольшого отдыха пришёл офицер и сообщил, что для нас приготовлена баня, и майор Кротов ждёт нас там.

За короткое время, что мы провели в посёлке, успели понять, каким большим авторитетом является для всех "майор Кротов". По другому его здесь никто не называет, сочетание воинского звания и фамилии звучит звучит как имя нарицательное. Любовь и уважение солдат, офицеров и местных жителей к майору Кротову мы почувствовали сразу. Все его распоряжение выполнялись с такой тщательностью, заботой и вниманием, что отнести это к собственным персонам просто так мы не смогли.

А бане мы очень обрадовались. Жаркий, горячий воздух после стольких холодных дней и ночей был нам в новинку.

Мы с довольствием отогревались, мылись, запросто общаясь с легендарным майором и его друзьями. Майор рассказывал о войне в Афганистане, о контузии и ранениях, о самых разных случаях, произошедших с ним за время службы. Это был открытый, честный человек, остроумный и общительный собеседник. Врождённое чувство справедливости, суровое обаяние сильной личности притягивало к нему людей.

Вечером мы опять встретились с ним и его женой. Другие офицеры тоже пришли со своими семьями. Состоялось скромное застолье на прощание, очень тёплое и сердечное. Разговаривали мы на самые разные темы, но, в основном, о нашей экспедиции. Миша говорил об Эстонии, Слава - о Латвии, я и Серёжа - о Дальнем Востоке и Сибири.

Часов в десять вечера майор Кротов опять взял инициативу на себя и объявил, что пора всем прощаться, так как нам необходимо хорошо отдохнуть перед завтрашним днём. Мы опять сфотографировались на память, а затем попрощались со всеми… Завтра - снова в путь.

Предыдущая глава: Нас ждёт остров Врангель.
Следующая глава: Крючкина знает весь Север.



12 НОВОСТЕЙ ВЕЛОСИПЕДИЗМА ПРОШЕДШЕЙ НЕДЕЛИ:

* Егор Ковальчук созидает Вело-Сибирь.
* Андрей Михайлов открыл свою Вело-Сибирь.
* Сергей Лебединский написал Вело-Книгу.
* Вело-Питер отпраздновал своё дорожное хозяйство.
* Вело-Галстучники посвятят себя Одессе.
* Антонина и Кирилл Фалалеевы: Вело-Волгоград распространился до Марокко.
* Вело-Липецк создаёт Вело-Кольцо.
* Вело-Казань взялась за Вело-Шины.
* Вело-Москва привлекла Марка Шагала.
* Вело-Англия ну очень высоким искусством призванная.
* Вело-Москва припарковывающаяся.
* Вело-Мяу продолжает победно вилять хвостиком по планете.

Портал ПАЛОМНИК
Алексей Потупин, вечный странник, 20 октября 2020.
До следующей встречи!


вторник, 13 октября 2020 г.

ВЕЛО-ЛИЦА 15 ОКТЯБРЯ


РОДИЛИСЬ:

* 1896 год - Пьетро Линари, бывший итальянский шоссейный велогонщик, профессионал в 1921-1936 годах, победитель гонки Милан - Сан-Ремо.

* 1946 год - Жорж Пинтенс, бывший бельгийский шоссейный велогонщик, профессионал в 1968-1976 годах. Выигрывал такие классические гонки, как Amstel Gold Race, Льеж-Бастонь-Льеж и Гент-Вевельгем. В 1971 году он также победил в генеральной классификации на Туре Швейцарии.

* 1955 год - Людо Шургерс, бывший бельгийский велосипедист.

* 1966 год - Роберта Бонаноми, бывшая итальянская велосипедистка, чемпионка мира в гонке на 50 км на время в Ренэ в 1988 году. Участвовала в 5 Олимпийских играх.

* 1970 год - Кристиан Гасперони, бывший итальянский велосипедист. Профессионал в 1996-2007 годах. Выиграл этап Тура Швейцарии в 1996 году.

* 1980 год - Том Бонен, бывший бельгийский профессиональный шоссейный велогонщик, один из сильнейших спринтеров и специалистов классических велогонок своего поколения. Большую часть своей профессиональной карьеры он провел в составе команды Quick Step Floors членом которой он являлся с 2003 по 2017 годы в составе которой он добился наилучших результатов в карьере. Том Бонен является совладельцем рекордов по числу побед на монументальных гонках Париж-Рубе (4) и Тур Фландрии (3), абсолютным рекордсменом гонки E3 Харлбеке, где он победил пять раз, сумел стать чемпионом мира в групповой гонке 2005 года, чемпионом мира в командной гонке 2012 года в составе команды Quick Step, а также завоевал зелёную майку Тур де Франс 2007 года. Том Бонен единственный велогонщик в истории, который сумел выиграть все брусчатые классики за один сезон (E3 Харлбеке, Гент-Вевелгем, Тур Фландрии, Париж-Рубе), а также, наряду с Фабианом Канчелларой, один из двух гонщиков, который сумел дважды одержать победы на гонках Тур Фландрии и Париж-Рубе за один сезон (2005, 2012).

* 1981 год - Грегор Газвода, бывший словенский шоссейный велогонщик.

* 1982 год - Андреас Дитцикер, бывший швейцарский шоссейный велогонщик, профессионал в 2005-2012 годах. Победитель двух серий Джиро дель Мендризиотто.

* 1982 год - Кирстен Вильд, действующая нидерландская велогонщица, выступающая за команду Ceratizit-WNT Pro Cycling. Спринтер, за свою карьеру она выиграла серебро на чемпионате мира по шоссе и восемь мировых титулов по треку (три в скретче, два в омниуме и один в гонке по очкам).

* 1984 год - Давид Витория Кано, бывший швейцарский велосипедист с испанским гражданством.

* 1989 годДжоэри Адамс, бывший бельгийский профессиональный велосипедист. В 2007 году стал чемпионом мира по велокроссу среди юниоров в Хуглед-Гитс во Фландрии.

СКОНЧАЛИСЬ:

* 2007 год - Вито Такконе, бывший итальянским шоссейный велогонщик. Профессионал в 1961-1970 годах. Выиграл восемь этапов на Джиро д'Италия и Джиро ди Ломбардия. Его прозвали «серной Абруццо» не только за его альпинистские качества, но и за его темперамент.



Алексей Потупин, 13 октября 2020
Портал ПАЛОМНИК